Конкурс журналистов

На одного врача - до ста раненых. Сюжет о работе тыловых госпиталей в годы войны

В Костромской и Ярославской области в 1941-м развернулась одна из крупнейших в стране сеть эвакогоспиталей. Отсюда на фронт отправляли полевые санитарные пункты. По ускоренной программе готовили врачей и сестер. И совершили, кажется, невозможное – вернули в строй более 70 процентов раненых бойцов.

В 1941-м Авениру Яковлевичу было 12. На заводе, где он работал токарем, вспоминает мужчина, часто звучало объявление: «Сегодня будет состав с ранеными, нужна помощь». Вместе со взрослыми мальчишка бежал на вокзал – помогать выносить искалеченных бойцов.


Авенир Коршунов: «Прибегали мы сразу. И как только кого увидишь, сразу подбегаешь разговаривать: «Ну как, тяжело, как там?» Немного отвлекаешь его. Он стонет. Как только чуть успокаивается, в это время берем носилки, помогаем отнести к машине, чтобы его отправили в госпиталь».  

С первых дней войны стало понятно: существующих больниц не хватит. В Костроме, Нерехте, Шарье началось формирование эвакогоспиталей. Под них отводят лучшие здания – техникумы, детские сады, аптеки, дома культуры, школы.

Это сегодня здесь слышны детские голоса. А в 1941-м здание этой Нерехтской школы переделали под госпиталь Первого белорусского фронта. В классах сделали палаты на 20-25 человек, но коек все равно не хватало. И тогда обустроили самую большую палату – в актовом зале. Одновременно здесь выхаживали 90 раненых.

Особенно тяжело госпиталю пришлось в 1942-м, рассказывают учителя школы. Бои тогда шли уже в 400 километрах от города.  Эшелоны с ранеными с передовой приходили днем и ночью. Хирурги сутками не выходили из операционных. На одного врача приходилось около сотни пациентов. При этом не хватало самого нужного - антибиотиков.


Из воспоминаний Тамары Фёдоровны Марьиной, медсестры госпиталя в Нерехте: «Помню, был обход. Врач подошла к больному, у которого была очень высокая температура. Она постояла около него, помолчала. Было видно, что она мучительно думает, чем ему помочь. Потом сказала: «Мокрую тряпку на голову». И еще добавила: «Постоянно»... В течении дня я бессчётно раз меняла тряпку на лбу больного. На следующий день температура спала. Когда он уехал, прислал открытку. Писал, что едет на фронт, и то, что я стояла около его кровати и прикладывала мокрую тряпку к его голове, он никогда не забудет»…


В 1943-м госпиталь из Нерехты перевели в только что освобожденный Ржев. Там, вспоминает в своих мемуарах врач Таисия Бабицкая, они впервые увидели немцев.


Из воспоминаний Таисии Ивановны Бабицкой, врача эвакогоспиталя: «Сегодня принимали отделение военнопленных. Немцы были истощены, жалки, смотрели на нас печальными умоляющими глазами. Несмотря на то, что они были нашими врагами, питание и обслуживание медицинское были такими же, как нашим раненым бойцам. Мы были верны нашей самой гуманной профессии».


Иногда даже самый тяжелый физический труд казался легче работы в больнице, рассказывает учитель истории нерехтской школы Елена Иванова. Ее бабушка еще девчонкой сама пришла в госпиталь санитаркой.


Елена Иванова, учитель истории школы №1 в Нерехте: «Она выдержала всего 3 дня. Она просто не смогла выдержать того стона, крови, мучений раненых, которые были. Ушла на торфоболото».  

Госпиталям помогали все, кто мог: школьники, учителя, студенты. Они работали в колхозах, чтобы прокормить больницу, стирали бинты, носили дрова, убирали палаты. Поддерживали моральный дух бойцов: пели песни, частушки, рассказывали анекдоты, помогали раненым писать письма. Нередко становились донорами.


Валентина Щеглова, ветеран: «Врачи, когда делали операцию, нужна была кровь. И тогда просто: «Девчонки, у кого первая группа крови?» Я подсчитала, что за время войны я сдала около 6 литров крови».  

Всего в годы войны в нашей области работали 50 эвакогоспиталей. Лечение здесь прошли более 50 тысяч раненых. Больше 70% из них, поправившись, вернулись на фронт. В память о тех, кто погиб от полученных ран, в Костроме горит Вечный огонь.

 

 

Оставить свой отзыв

Ваше имя:
Email:
Тема отзыва:
Отзыв:
Вакансия
Стань мобильным репортёром
Музей
Живи как хозяин