+10°C Доллар 75.03 Евро 88.96 16+
Отправить новость
20 Сентября 2017, 19:03 1 275

Предупреждает об опасности и ревнует к Честнякову: в Кологривском музее, похоже, поселился дух «короля акварели»

Кологривский музей имени Ладыженского находится в старинном особняке, который построен по мотивам замка в Тарту. А замок без привидений – уже не замок. Тем более что могила художника находится во дворе музея, а в экспозиции хранится кресло, в котором в 1916 году скончался «король акварели» – Геннадий Ладыженский. По словам работников музея, они часто чувствуют чей-то взгляд. Обычно ранним утром, когда музей еще закрыт, и там моют полы.


Наталья Карсакова, научный сотрудник музея им. Ладыженского:

 

«Мы в шутку иногда говорили: «Геннадий Александрович, выйди, дай вымыть пол». И ощущалось, что «человек» или кто-то ещё – вставал с этого кресла и просто уходил. Слышались шаги, шорохи своеобразные. Мы считаем, что он все-таки существует. И считаем, что это именно дух Геннадия Ладыженского».

 


Работники музея с «духом Ладыженского» нашли общий язык. Поздороваться с ним и пригласить в обеденный перерыв на чай – здесь уже традиция. Особенно после того, как год назад дух предупредил смотрителей о пожаре.


Лариса Белова, научный сотрудник музея им. Ладыженского:

 

«У нас был сильный хлопок в здании музея. Такое ощущение, что сильно-сильно прикрыли дверку шкафа».

 

 

 


А неделю спустя с точно таким же хлопком в той же части здания взорвалась шаровая молния. Огонь удалось быстро потушить. Еще призрак подсказывает, куда какие картины повесить. Так, например, было с портретом его возлюбленной Стефании Зимбетти. Когда его попытались убрать из кабинета Ладыженского, случился конфуз.


Наталья Карсакова, научный сотрудник музея им. Ладыженского:

 

«Портрет всегда съезжал из рамы. С тех пор, как мы повесили его в кабинет Ладыженского, она ни разу не «бегала к нему».

 

 

 


А еще дух очень ревнив. Так, в зале однажды устроили выставку одного фотографа. Часть работ Ладыженского пришлось временно снять. Ну, а утром работники музея обнаружили: несколько рам с фотоработами разбиты. Не жалует призрак и своего коллегу Ефима Честнякова. Едва работы двух художников оказались в одном зале, как там по ночам начала беспричинно срабатывать сигнализация. Повод излишне нервничать у призрака есть, считает исследователь его творчества Татьяна Сухарева. Имя выдающегося мастера Геннадия Ладыженского пока знают в основном лишь специалисты. Его работы в годы советской власти были мало востребованы.


Татьяна Сухарева, искусствовед:

 

«Человек достоин гораздо большего, потому что он так много сделал для России... Приезжая туда, я всегда прихожу на его могилу, здороваюсь с ним и все время прошу у него помощи».

 

 


Татьяна Сухарева вместе с коллегами из Костромского музея-заповедника несколько лет работала над составлением первого каталога работ Геннадия Ладыженского. Труд увенчался успехом. Книга скоро выйдет в свет. Кроме того, в реставрационных мастерских сейчас находятся десятки полотен Ладыженского. Возможно, эти обстоятельства успокоят дух короля акварели. Он убедится, что о нем помнят, его любят и чтут.

 

html