03 августа 2022, 11:00 1 010

Дали волю красоте: девушки в костромской колонии сменили робы на карнавальные костюмы

Венецианский карнавал прошёл в исправительном учреждении в посёлке Прибрежный. Мини-представления в самостоятельно сшитых костюмах – чумного доктора, ворона и фламинго, солнца и джокера – стали самым ярким впечатлением осуждённых за последний год.

Зачем нужны праздники за решеткой, и как творчество помогает возвращаться к жизни – в сюжете ГТРК «Кострома».

Дали волю красоте: девушки в костромской колонии сменили робы на карнавальные костюмы

Построение, перекличка, униформа, жесткий распорядок дня... 

Карнавал в Венеции. Время тайн, случайных связей и приключений, свобода от морали и нравственности...

Трудно поверить, но девушки на плацу и на сцене – одни и те же. И сцена эта – в исправительной колонии №3, в посёлке Прибрежный. Здесь – после годичной подготовки! – прошел удивительный по красоте фестиваль. Карнавальных костюмов в Венецианском стиле. Все наряды – от и до – заключенные сделали своими руками.

Венецианский карнавал.mp4_snapshot_01.12.607.jpg

Работали долго. Сначала придумывали образы, рисовали эскизы. Читали книги про Венецию, Средневековье, историю костюма. В ход пустили всё, что могли – ткани и бусины, переданные ради одного показа с воли. Москитную сетку, деревянные палочки, шторы, туалетную бумагу, взятые здесь, в колонии. Часть масок сделали из ячеек для яиц, размачивая их в воде и наклеивая на форму. А маску для костюмов Солнца и Луны – кроили на живой модели.

Ольга, осужденная: «Это кружева на клею. На ПВА. Формировалось кружево, по лицу вырезалось, и украшалось стразами. В таких условиях, конечно, сложно [создавать]... Но ничего, мы справляемся».

Карнавал.mp4_snapshot_02.00.702.jpg

Кубинка Калисо в колонии – за контрабанду наркотиков. Платья, фрак, брюки, зонт, перчатки и веера для этих костюмов она полностью связала крючком – пластмассовым. Стальные крючки и спицы в колонии запрещены.

Как и кошки, кстати, в честь которых костюмы сделаны. Домашние животные и даже цветы на подоконниках здесь – только с письменного разрешения начальника исправительного учреждения. Работа у Калисо заняла месяц, выкроек не потребовалось.

Калисо, осужденная: «Нитки – обычные фабричные нитки. А рисунок – из моей головы».

22-летняя Олеся наркотики не только распространяла, но и употребляла. Сейчас – проходит курс лечения у психолога. Ей повезло: родители от нее не отвернулись, поддерживают и ждут. Чтобы помочь дочери с карнавалом, зарубили петуха, а перья передали ей в колонию. Здесь, выкрашенные в черный цвет, они украсили костюм Ворона, выступавшего в паре с Фламинго. Поддержка родителей и психолога помогает Олесе вернуться к мечтам о нормальной жизни.

Карнавал.mp4_snapshot_03.18.101.jpg

Олеся, осужденная: «Я хочу творить красоту, я хочу заниматься этим. У меня сестра парикмахер, у меня лучшая подруга парикмахер, они хорошие профессионалы, они проходят очень много разных курсов, повышают свою квалификацию. Я тоже хочу стать хорошим мастером, я знаю, что у меня это получится».

Автор идеи Венецианского карнавала Настя в колонию тоже попала за распространение наркотиков. Такая статья – у каждой третьей местной обитательницы. При общем снижении количества заключенных – за последние пять лет больше чем на четверть – процент наркодилеров остается постоянным. Многие из них – девочки из хороших семей, с высшим и незаконченным высшим образованием. Свои способности, таланты, знания, вдохновение, которые им были не нужны на воле, теперь они используют, чтобы хоть на короткое время забыть об окружающей действительности.

Карнавал.mp4_snapshot_03.57.722.jpg

Анастасия, заведующая клубом: «Я музыкант, закончила консерваторию. Мое творчество – оно внутри, потому что здесь я не могу реализовать себя как музыкант. Поэтому реализую себя в другом направлении. Вокруг нас решётка, колючая проволока... Я дала возможность девочкам почувствовать себя свободными в творчестве».

Творческие мероприятия в пандемию в колонии очень редки. А швейное производство – процесс монотонный. 8 часов за машиной, на одной и той же операции. Осужденные трудом искупают вину и зарабатывают деньги – на погашение ущерба, на уплату алиментов, и чтобы обеспечить себя чем-то сверх нормы. Тех же пряников купить в магазине. Поэтому, когда есть свободное время, женщины с удовольствием проводят его здесь, в швейной мастерской, где и рождается чудо.

Карнавал.mp4_snapshot_04.44.902.jpg

Зулейха Козлова, мастер производственного обучения образовательного учреждения №61 УФСИН России по Костромской области: «Приходя сюда, ко мне в мастерскую, они даже забывают про время. То есть у них распорядок дня, им уже нужно идти на обед, а они, мне кажется, сидели бы и сидели здесь, и творили свои шедевры».

Отвлечь, занять, научить чему-то новому – главная задача исправительного учреждения. Когда у девушек заняты руки, в голову не приходят дурные мысли. Сегодня в этой колонии 70% осужденных занимаются в разных кружках и секциях, проводят свободное время с пользой. Многие открываются с неожиданной стороны – в первую очередь, для самих себя.

Карнавал.mp4_snapshot_05.21.112.jpg

Наталья Логинова, заместитель начальника ИК-3 УФСИН России по Костромской области: «Таланты, скрытые в них, они на свободе реализовать просто не могли. Были заняты чем-то другим. Поэтому они находятся здесь. А вот здесь они этот талант и реализуют. Им это нравится, они идут дальше, у них появляются эмоции, какие-то чувства. Помимо всего прочего, мы еще и учим многому. Тому, что, может быть, потом в дальнейшем на свободе им поможет, и в первую очередь – не вернуться сюда, в изоляцию. А реализовываться там, на свободе. И быть состоятельными людьми». 

» Заключённые женской колонии под Костромой перевоплотились в Джокера и Чумного доктора

«Чумной доктор и Девушка». «Курица и Петух». «Джокер и Венецианская дама» – получившие гран-при конкурса. Эмоции надолго сохранят для себя и зрители, посмотревшие представление, и его участники. Правда, определить – что именно они чувствовали – девушки затрудняются.

Карнавал.mp4_snapshot_01.26.010.jpg

Евгения, осужденная: «Честно? Я не помню. Потому что было очень большое нервное возбуждение еще до этого карнавала. И потом, на самом моменте, наша музыка, она создавала вот это настроение. Я, наверное, помню только вот этот момент – мы уже кланяемся и уходим оттуда с ощущением, что мы сделали максимум, который могли. Это не передаваемые эмоции, конечно!»

На вопрос, хотели бы они попасть на настоящий венецианский карнавал, все как одна отвечают – «да!» Но для этого нужно честно отбыть срок, выйти за ворота, найти себя в новой жизни. Это не просто. Но они верят, что справятся.