24 Мая 2020, 17:05 8 944

Костромичи простились с бабой Катей

На минувшей неделе умерла Екатерина Степановна Румянцева из села Илешево Кологривского района. Эта простая сельская пенсионерка была лично знакома с легендарным Ефимом Честняковым и была своего рода костромской былинницей.

Костромичи простились с бабой Катей
фото Веры Арямновой

Типичная русская деревенская женщина была очень любима костромскими поэтами, культуроведами, историками и журналистами.

Вот как высказался о ней в своем личном блоге Павел Романец, известный общественный деятель и бывший начальник антимонопольного управления, поэт и председатель НКО «Глубинка»:

«Добрый, открытый, щедрый человек, не унывающий, порой заводной, веселый, но трудной, тяжкой судьбы.

В 1943 году мать с сестрой и с Катей бежали от вологодского голода с верховьев реки Унжа на её среднее течение в Кологривский район Костромской области. Шли в зиму, пешком, почти босяком, с маленькой котомкой, 80 километров. Просились на постой, мать искала работу. Где принимали только на ночевку, где-то удавалось задержаться на несколько дней, неделю. Жили на копеечные трудодни, пришлось соглашаться на любую работу и матери, и её сестре, и самой Кате. А вокруг суровая тайга, самая настоящая тайга, рядом с будущим уникальным заповедником «Кологривский лес».

Стали работать на лесоучастке и жить в лесном поселке Красный Бор. На новом месте личная жизнь не сложилась: схоронила мать, потом сына и мужа, затем и сестру, А сын-то был и инвалидом. Покинули этот мир и лучшие подруги. Кем только не работала Екатерина Степановна, бралась за любое дело, и никогда не унывала, охала, иногда наворачивались слезы, но быстро отходила. Была замечательной рукодельницей. А по частушкам её никто не мог перепеть.

98423653_560846034870790_3888017624285577216_o.jpg

фото Натальи Каменевой


Более всего гордилась своей работой на узкоколейке, по которой вывозили лес на нижние склады и по которой таежные люди добирались до своих деревень, которых теперь нет, как нет и узкоколейки, и леспромхоза. Работала на ремонте железнодорожного полотна, подбивке шпал, на себе таскали рельсы, одно время была бригадиром. А бригады-то женские. Раньше по всей стране так было – всё на бабах: и в военном тылу, и в голод, и на железных дорогах, и в колхозах, и когда уже строили светлое будущее. Вот такой бабой, как и миллионы других русских баб, на которых держалась советская власть, и была Баба Катя, Екатерина Степановна Румянцева». 98355497_4295775013797667_8751285041453072384_o.jpg

фото Веры Арямновой


Журналистка и поэтесса Виктория Нерсесян:

«Умерла наша баба Катя. Екатерина Степановна Румянцева передала нам свою любовь к Ефиму Честнякову, которого она помнила с детства. Родителям в деревне некогда было заниматься ребятней - поручали Ефиму. Ефим отдавал им всю недостающую родительскую нежность. Поэтому старые люди, которые рассказывали нам о Ефиме , начинали так: «Меня Ефим очень любил, мне и теперь он снится». И нашей бабушке Кате, а моим детям она была именно бабушкой, он тоже снился часто и со всем к ней теплом и нежным отношением. За всех за нас молилась на его могиле. Спасибо, бабушка Катя!

Всех наших самых прекрасных гостей из столиц и уезда мы вели к бабе Кате. Она всеми интересовалась, ко всем была доброжелательна, со всеми разговаривала на равных, не тушуясь. Накрывала стол с простым угощением. Кормила. Пела песни. Рассказывала свою жизнь как былину - она и была таковой. Она была очень яркой, очень живой. Умела сбросить в момент какие-то печали, обрадоваться, всех обнять, все устроить.

99127506_4295807333794435_4949854868387921920_o.jpg

фото Веры Арямновой


Светлая память! Пухом - земля! Господи, приюти этого родного, светлого, теплого человека в своих самых уютных и прекрасных небесных садах и храмах, потому что заслужила она жизнью своей, полной страданий, потерь, трудов непосильных и щедростью души своей самой лучшей участи, самой светлой памяти!»

Здесь может быть ваша реклама
Live